Главная Софья Мотовилова Виктор Кондырев Александр Немец Благодарности Контакты


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист с тросточкой»
Дом Турбиных
«Радио Свобода»
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Видеоканал
Воспоминания
Круг друзей ВПН: именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр. искусстве
ВПН с улыбкой
Поддержите сайт
Баннеры


Воспоминания о Викторе Платоновиче Некрасове

Михаил Шелюбский

Михаил Борисович Шелюбский родился 17 февраля 1948 года в Киеве в семье служащих.

В 1964 году начал трудовой путь на Киевском электровагонноремонтном заводе им. Январского Восстания. Печатался в многотиражной газете «Трибуна январца».

С 1968 по 1970 год проходил срочную службу в Советской Армии.

В 1974 году поступил на учебу в ВВЮИ на факультет правоведения.

В 1978 году закончил юридический институт, получил диплом по специальности юрист-правовед.

С 1978 по 1980 год учился в аспирантуре ВВЮИ.

C 1980 по 2013 год находился на государственной службе.

Является автором многочисленных стихотворений и рассказов. Некоторые из них можно прочесть на его литературной странице на сайте ХАЙВЕЙ в Интернете. Публикуется в газетах и журналах.

Главы из повести «Прогулки вокруг Пассажа»

Французский акцент

В одну из осенних суббот 1967 года я поехал в канцтоварный магазин киевского Пассажа.
Там всегда были в продаже очень красивые и компактные блокноты «для заметок». Не доходя нескольких шагов до магазина я встретил Виктора Платоновича Некрасова с матерью, Зинаидой Николаевной, выходящих из своего парадного. «К нам?» приветливо поздоровавшись спросил он. А узнав о цели моего приезда просто сказал, что покупку эту сделать успеется всегда и предложил немного прогуляться, как он сказал «вокруг дома». Особых планов на этот день у меня не было и я решил пойти с ними. Улицы догорали в осенних листьях. В городе было еще относительно тепло и праздно шатающихся прохожих было еще великое множество…
В.П. бережно вел З.Н. под руку. Неожиданно, замедлив шаг, он заговорщицки подмигнул мне и сообщил, что мать во время их прогулок всегда говорит с ним только по-французски. И также она будет разговаривать и со мной. «Но я же…» несколько опешил я. «А Вам и не надо… просто на все ее вопросы Вы будете отвечать «Oui, madame, Oui, madame». Хорошо?» Я согласился.



Зинаида Николаевна Некрасова, Киев, середина 1960-х


И так, неспешно гуляя, мы вели почти салонные, светские беседы. «Викки, я бы выпила несколько глотков сельтерской воды» — неожиданно обратилась З.Н. к сыну по-русски. Но лоточницы, распродав свой товар, увы, уже разошлись по домам. А поить мать из автоматов В.П не решился.
Воздух наполнился свежестью и первые капли дождя легли нам на плечи.
— Давайте пойдем к дому, мы без плащей. Промокнем до нитки, — сказал В.П.
К слову сказать, что зонтов в те годы, как правило с собой не носили. Они были большими и громоздкими. С ними, опираясь, как на трости, гуляли в киевских парках отставные актеры и старомодные ВУЗовские профессора. А складных, японских «трех слонов» в те годы еще не было и в помине. И плащи, вернее «дождевики», были единственным спасением от «вод небесных».
Дошли до дому. Возле парадного перекурили. Уже прощаясь, я спросил В.П. о чем сейчас по дороге так долго говорила ему Зинаида Николаевна. Он заметно погрустнел: «Да, мама произнесла довольно-таки длинную для нее фразу. Дословно: Викки, этот человек тоже из Парижа? У него же чисто парижское произношение».
На том и разошлись.

Катюша

Виктор Платонович Некрасов,
Киев, 1966
Через несколько дней после прогулки я зашел к Некрасову, чтобы прочесть ему свой небольшой новый рассказ. Что-то в нем не клеилось, не срасталось.
Несколько раз бегло просмотрев страницы, В.П. неожиданно решил убрать одну из фраз. «Уж очень она длинная и цветастая, словно елочная гирлянда, и немного не в тему» — сказал он. А два последних абзаца предложил поменять местами. Я согласился. Сказано – сделано. С помощью ножниц и клея мы быстро произвели эту маленькую, литературную рокировку. Все стало на свои места и опус мой преобразился.
Я уже собрался уходить, когда хозяин дома предложил мне перекурить и выпить чаю из самовара, с особой заваркой, вприкуску, из колотого рафинада с сушками и сухариками.
Пока ставился самовар и накрывался стол, мы вышли на балкон. Было еще по-осеннему тепло. Я достал свою трубку, а В.П. взяв непочатую пачку «Беломора», маленьким, очень острым перочинным ножичком, весьма ловко и оригинально разрезал коробку, да так, что папиросы из нее можно было доставать как из портсигара. Мне было очень интересно наблюдать за этими таинствами.
Моя новая зажигалка искрила-искрила, но почему-то не хотела загораться. Я было уже потянулся к спичкам, лежащим возле балконной пепельницы, но Некрасов поднес мне свою, горящую ярким огоньком, так называемую «Катюшу». Сделана она была из винтовочной гильзы, каким-то фронтовым умельцем, так, словно это было произведением ювелирного искусства. «Почти двадцать пять лет, ежедневно, от самого Сталинграда дружу я с ней. Где мы только ни побывали за эти годы! Но ни разу она не подвела меня», с гордостью сказал он, бережно пряча зажигалку в карман.
А потом мы долго и со вкусом пили чай. О чем-то говорили…

P. S.

В конце мая 1968 года великовозрастным парнем меня призвали служить в армию. А спустя два года, в июне 1970 года я демобилизовался и вернулся в Киев. С Некрасовыми виделся крайне редко. В октябре 1970 года скончалась Зинаида Николаевна. А в 1974 году Виктор Платонович вынужден был эмигрировать во Францию. В 1987 году я узнал, что не стало и его.
В память о наших встречах у меня осталась книга – В. Некрасов «В окопах Сталинграда», которую подарил мне, перед самым моим уходом в армию, этот прекрасный писатель и настоящий человек. На титульной странице им написано: «Мих. Шелюбскому с пожеланием того, чтобы в его жизни никогда не было войны. Киев. 1968 год. В. Некрасов».
Дорогую реликвию эту я храню и пока жив никому не отдам.
С грустью я сознаю, что больше уже не увижу В. П. и З. Н. Некрасовых. И не пройдусь с ними по улицам вокруг Пассажа.
Очень жаль, что я не могу (пока не могу) положить цветы на могилу Виктора Платоновича на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.
В 2008 году я написал маленькую грустную поэму «Далекому другу», которую посвятил ему. В ней все то, что я хотел рассказать об этом незабываемом человеке.
А в Пассаже я теперь не бываю вообще. Некрасовы «почили в Бозе», а знакомые мои в годы лихолетья продали свою квартиру и поселились кто где. Созваниваемся весьма редко…



  • Михаил Шелюбский «Далёкому другу»


  • 2014—2023 © Международный интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
    При полном или частичном использовании материалов ссылка на
    www.nekrassov-viktor.com обязательна.
    © Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы В. Л. Кондыревым.
    Flag Counter