ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
«Радио Свобода»
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Переписка Виктора Некрасова

Фаина Раневская

Фаина Георгиевна (Григорьевна) Раневская (урождённая Фанни Гиршевна Фельдман; 15 (27) августа 1896, Таганрог — 19 июля 1984, Москва) — актриса театра и кино. Народная артистка СССР (1961). Лауареат трёх Сталинских премий (1949, 1951 — дважды). Современными журналистами именуется «одной из величайших русских актрис XX века» и «королевой второго плана». В современном общественном сознании Раневскую чаще всего связывают со множеством её собственных афоризмов, большинство из которых стали «крылатыми».

Один из биографов Фаины Георгиевны Матвей Гейзер писал: «Самое парадоксальное в актерской судьбе Раневской — то, что она сыграла в театре и кино десятки таких ролей, о которых писатель-юморист Эмиль Кроткий заметил: „Имя его не сходило с афиши, где он неизменно фигурировал в числе „и др.““». Невзирая на небольшие, порой эпизодические, образы, зрители и режиссёры заприметили актрису уже после первой кинороли — госпожи Луазо в немой драме Михаила Ромма «Пышка» (1934). В кино она играла не так часто, как в театре, говоря, что «деньги съедены, а позор остался». Тем не менее, на киноэкране Раневская перевоплощалась в немалое количество персонажей — она была, помимо прочих, вспыльчивой дамой Лялей в комедии «Подкидыш» (1939), экономкой Маргаритой Львовной в музыкальной комедии «Весна» (1947) и злой мачехой в классической сказке «Золушка» (1947). Примечательным низким голосом Раневской говорит «домомучительница» Фрекен Бок в мультфильме «Карлсон вернулся» (1970).

Почти четверть века Фаина Георгиевна играла в театре имени Моссовета, на сцене которого исполнила свои самые прославленные театральные роли: миссис Сэвидж («Странная миссис Сэвидж») и Люси Купер («Дальше — тишина»).

Итогом 60-летней актёрской карьеры Раневской стали несколько десятков ролей на сцене и около 30 — в кино.

Письмо Фаины Раневской Виктору Некрасову
и его к ней из Осло, 26 августа 1976 г.

Из книги
Алексея Щеглова «Фаина Раневска. Вся жизнь». —
М. : Захаров, 2005, с. 292—293




Раневскую любил не один Брежнев. Ее благодарными почитателями и давними друзьями были Виктор Некрасов и Аркадий Райкин, Петр Капица и Святослав Рихтер, Сергей Лемешев и Самуил Маршак, Верико Анджапаридзе и Татьяна Пельтцер.

«Милый, дорогой Виктор Платонович, — писала Раневская еще в Киев Виктору Некрасову, — не могу писать писем, а потому послала телеграмму. Боюсь, что Вы ее не получили. Телефонистка-кретинка уверяла, что Крещатик — фамилия. Я орала в трубку: Катя, Роман, Елена, Щорс... Телефонистка спросила, что это — щорс?
Нестерпимо грустно. Очень хочется с Вами увидеться.
Браню себя, даже ненавижу себя за то, что болтала всякую ерунду (хотела произвести впечатление) и не давала Вам говорить — Вашу книжку читала с восторгом, с восхищением и чувством черной зависти...»

В дни юбилея Раневской Виктор Некрасов написал ей письмо (все троеточия — некрасовские):

26.8.76

«Дорогая, дорогая Фаина Георгиевна!


Вот видите, как в жизни случается. Вернулся я из леса, норвежского леса на берегу озера, включил транзистор, послушал последние известия и вдруг слышу, как Завадский поздравляет Вас! Вот-так вот, прекрасно модулируя, говорит о Вас массу прекрасных, одно лучше другого, слов... А потом объявляют пьесу с Вашим участием. И Вашего неизменного Ростислава Плятта...
Я развалился на диване и, устремив глаза на сосны и ели, стал слушать историю о стариках и детях в этой проклятой Америке...
И услышал Вас... И вспомнил Вас. Единственный мой визит к Вам, визит, который...
Да что говорить. И почему я больше к Вам не зашел? А, успею... И вот, успел...
А ведь я к тому же Ваш должник. Должен Вам десятку, а м.6. и больше...
Итак, насколько я понял со слов Завадского, Вам стукнуло... А вот сколько, и не знаю. Он не сказал. И тут уж я должен сказать — какое это имеет значение? Наша Раневская всегда молода! Сердцем, душою...
Так ли это, дорогая Фаина Георгиевна? Ох, как хотелось бы, чтоб так — жить, по-моему, и сердце и душа должны соответственно возрасту. Так или иначе, но Вы для меня остались той, какая Вы есть. (Дальше эпитеты, которые Вам самой хорошо известны...)
Короче — я в Вас тогда влюбился. И люблю до сих пор. За все...
...Так я и не узнал, чем же кончилось все в этой американской семейке. Узнал только, что Вы приготовили плохой обед. А дальше затрещало и исчезло...»



  • Виктор Некрасов «Ф. Раневская»


  • 2014—2018 © Международный интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
    При полном или частичном использовании материалов ссылка на
    www.nekrassov-viktor.com обязательна.
    © Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                                                               
    Flag Counter