ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
«Радио Свобода»
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Переписка Виктора Некрасова

Из письма Виктора Некрасова Галине Евтушенко

Журнал «Story», 2015, № 5, стр. 73

Галина Семеновна Евтушенко (1928-2013) — 2-я жена Евгения Евтушенко (1962—1976).

«Итак, уже без малого две недели Запада... Инфляция! Не можем приспособиться к здешним ценам. Только что купил туфли за 49 фр. (киевские — одни жмут, другие разваливаются), а чуть позже кусок телятины (усратъся) — за 35 фр. А куртка — 6 фр. Что же дорого, что же дёшево? Галка (жена В. Некрасова. — Ред.) то и делает, что переводит с одних цен на другие, но понять ничего не может. Я тоже. Проторчал полдня в книжном магазине. Глаза разбегаются, и слюни текут. Дядя мне кое-что купил за 35 фр. Жмётся, но дарит. Галка, дура, шипит: «Как можно? Он же нищий!» Всю бы жизнь быть мне таким нищим.

Впрочем, здешнее правительство за все его услуги стране (а их более чем много, в том числе два туннеля — Сен-Готардский и под Монбланом) могло бы лучше его обеспечить. Судя по квартире и одежде — отнюдь не богат... Самое интересное — это, конечно, Набоков. Изволил принять, что повергло всех в крайнее изумление. Выпил с нами даже свои сто грамм.

Спокоен, ироничен, о совписах ничего не знает, в том числе и обо мне. Так, слыхал...

Хотел подарить книгу, не вышло — вещи упакованы, куда-то уезжают и устали.

Так сказала его вмешавшаяся жена, поцовка и мудачка, злая причём...

Позавчера смотрели в кино «Последнее танго в Париже» с Марлоном Брандо. После того как он употребил свою даму в зад, предварительно намаслив его, мы ушли. Говорю — нет! Этому делу.

Не способу, а Бертолуччи-режиссёру...

Ну а вы как? Скучаете по нам? Мы — при всём при том — да! Хочется поминутно делиться мыслями. А со здешними — неинтересно...»

Лозанна — Москва. 24.IX.74



Из книги Виктора Кондырева «Всё на свете, кроме шила и гвоздя. Воспоминания о Викторе Платоновиче Некрасове. Киев — Париж. 1972—87 гг.». — М. : Астрель, АСТ, 2011, стр. 27—28

Надо ли упоминать, что практически никто из некрасовских знакомых в Москве меня всерьез не воспринимал, как, кстати, вначале и в Киеве, сразу после переезда туда мамы. Опять Вика черте кого таскает за собой, судачили москвичи. Теперь вот этого Витьку где-то откопал, носится с ним, как дурень со ступой. Но тогда в Переделкино привечали меня совершенно искренне, особенно Галя Евтушенко всё старалась сделать мне приятное. И еще Александр Межиров, поэт с деликатными манерами и тонкой улыбкой. Милейший в обращении, Саша по-соседски приходил и просто так сидел целыми днями – то читал книгу, то разговаривал с Галей, явно не молчальницей. Саша, наверное, был неравнодушен к ней, да и Галя, можно сказать, была внимательна к нему. А вот с Женей они переругивались все светлое время суток и, думается, ночью тоже.

В этой малонаселённой добрыми душами местности Саша Межиров искал, видимо, теплого общения. Показал могилу Пастернака. Сводил меня на заутреню в местную церковушку. Познакомил с продавщицей в магазинчике, где продавалось спиртное. Расспрашивал об архитектуре Киева. Надписал свою книжку. Усадив на скамейку возле флигелька, прочел нам с Галей свою новую поэму «Alter ego». Поэму следовало похвалить, как пошутила Галя, держа на коленях лунного цвета кошку.

В один из вечеров Межиров позвал нас с Некрасовым пройтись по поселку. Шагая вдоль бесконечных заборов в лунной темноте переделкинских улочек, он прочел пару своих стихотворений, и почему-то спросил, что я думаю о современных поэтах. Под впечатлением стихов я думал о них много хорошего.
— Вот, — сказал я, — к примеру Александр Галич, великий поэт, его все знают. И заслуженно, какие у него песни!
— Нет, Витя, — тихо ответил Межиров. — Вы ошибаетесь! Ну какой Галич поэт!
Я изумился такому поруганию, а Некрасов заступился за нашего кумира.
— А мне Галич по душе. И песни у него — есть просто здорово написанные! Как и у Юлика Кима, кстати...





Раиса и Лев Копелевы, Галина Некрасова, Александр Межиров, Галина Евтушенко,
Переделкино, июнь 1974





Виктор Некрасов, Галина Евтушенко, Александр Межиров, Галина Некрасова,
Переделкино, июнь 1974





Галина Евтушенко, Александр Межиров, Виктор Некраосв, Париж, ноябрь 1977.
Фотография Виктора Кондырева





Мила и Вадик Кондыревы, Александр Межиров, Виктор Кондырев, Галина Некрасова, Париж, 11.1977.
Фотография Виктора Некрасова




  • Евгений Евтушенко «Прости меня, Галя...»


  • 2014—2018 © Международный интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
    При полном или частичном использовании материалов ссылка на
    www.nekrassov-viktor.com обязательна.
    © Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                                                               
    Flag Counter